Skip to content
Written Byteamcoutons

История государства Российского (комплект из 3 книг) Н. М. Карамзин

У нас вы можете скачать книгу История государства Российского (комплект из 3 книг) Н. М. Карамзин в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Никто не превзошел Ливия в красоте повествования, Тацита в силе: Знание всех Прав на свете, ученость Немецкая, остроумие Вольтерово, ни самое глубокомыслие Макиавелево в Историке не заменяют таланта изображать действия. Англичане славятся Юмом, Немцы Иоанном Мюллером, и справедливо Говорю единственно о тех, которые писали целую Историю народов.

Феррерас, Даниель, Масков, Далин, Маллет не равняются с сими двумя Историками; но усердно хваля Мюллера Историка Швейцарии , знатоки не хвалят его Вступления, которое можно назвать Геологическою Поэмою: Хотел ли Мюллер, часто вставляя в рассказ нравственные апоффегмы , уподобиться Тациту?

Не знаю; но сие желание блистать умом, или казаться глубокомысленным, едва ли не противно истинному вкусу. Историк рассуждает только в объяснение дел, там, где мысли его как бы дополняют описание.

Заметим, что сии апоффегмы бывают для основательных умов или полу-истинами, или весьма обыкновенными истинами, которые не имеют большой цены в Истории, где ищем действий и характеров. Искусное повествование есть долг бытописателя, а хорошая отдельная мысль — дар: Не так ли думал и благоразумный Юм, иногда весьма плодовитый в изъяснении причин, но до скупости умеренный в размышлениях? Историк, коего мы назвали бы совершеннейшим из Новых, если бы он не излишно чуждался Англии, не излишно хвалился беспристрастием и тем не охладил своего изящного творения!

Где нет любви, нет и души. Обращаюсь к труду моему. Не дозволяя себе никакого изобретения, я искал выражений в уме своем, а мыслей единственно в памятниках: Чем менее находил я известий, тем более дорожил и пользовался находимыми; тем менее выбирал: Надлежало или не сказать ничего, или сказать все о таком-то Князе, дабы он жил в нашей памяти не одним сухим именем, но с некоторою нравственною физиогномиею.

Прилежно истощая материалы древнейшей Российской Истории, я ободрял себя мыслию, что в повествовании о временах отдаленных есть какая-то неизъяснимая прелесть для нашего воображения: Взор наш, в созерцании великого пространства, не стремится ли обыкновенно — мимо всего близкого, ясного — к концу горизонта, где густеют, меркнут тени и начинается непроницаемость?

Читатель заметит, что описываю деяния не врознь , по годам и дням, но совокупляю их для удобнейшего впечатления в памяти. Множество сделанных мною примечаний и выписок устрашает меня самого. Если бы все материалы были у нас собраны, изданы, очищены Критикою, то мне оставалось бы единственно ссылаться; но когда большая часть их в рукописях, в темноте; когда едва ли что обработано, изъяснено, соглашено — надобно вооружиться терпением.

В воле Читателя заглядывать в сию пеструю смесь, которая служит иногда свидетельством, иногда объяснением или дополнением. Для охотников все бывает любопытно: С XV века уже менее выписываю: Муж ученый и славный, Шлецер, сказал, что наша История имеет пять главных периодов; что Россия от года до Святополка должна быть названа рождающеюся Nascens , от Ярослава до Моголов разделенною Divisa , от Батыя до Иоанна угнетенною Oppressa , от Иоанна до Петра Великого победоносною Victrix , от Петра до Екатерины II процветающею.

Сия мысль кажется мне более остроумною, нежели основательною. Владимира был уже веком могущества и славы, а не рождения. Система Уделов была характером первой эпохи , единовластие — второй , изменение гражданских обычаев — третьей.

Впрочем, нет нужды ставить грани там, где места служат живым урочищем. С охотою и ревностию посвятив двенадцать лет, и лучшее время моей жизни, на сочинение сих осьми или девяти Томов, могу по слабости желать хвалы и бояться осуждения; но смею сказать, что это для меня не главное.

Одно славолюбие не могло бы дать мне твердости постоянной, долговременной, необходимой в таком деле, если бы не находил я истинного удовольствия в самом труде и не имел надежды быть полезным, то есть, сделать Российскую Историю известнее для многих, даже и для строгих моих судей. Благодаря всех, и живых и мертвых, коих ум, знания, таланты, искусство служили мне руководством, поручаю себя снисходительности добрых сограждан.

Мы одно любим, одного желаем: Второй , именем Василий, жил также в конце XI столетия: Все иные летописцы остались для нас безыменными ; можно только угадывать, где и когда они жили: К сожалению, они не сказывали всего, что бывает любопытно для потомства; но, к счастию, не вымышляли, и достовернейшие из Летописцев иноземных согласны с ними.

Сия почти непрерывная цепь Хроник идет до государствования Алексея Михайловича. Некоторые доныне еще не изданы или напечатаны весьма неисправно. Я искал древнейших списков: В каждом из них есть нечто особенное и действительно историческое, внесенное, как надобно думать, современниками или по их запискам. Никоновский более всех искажен вставками бессмысленных переписчиков, но в XIV веке сообщает вероятные дополнительные известия о Тверском Княжении, далее уже сходствует с другими, уступая им однако ж в исправности, — например, Архивскому.

Степенная книга , сочиненная в царствование Иоанна Грозного по мысли и наставлению Митрополита Макария. Она есть выбор из летописей с некоторыми прибавлениями, более или менее достоверными, и названа сим именем для того, что в ней означены степени , или поколения государей. Так называемые Хронографы , или Всеобщая История по Византийским Летописям, со внесением и нашей, весьма краткой.

Они любопытны с XVII века: Жития святых , в патерике, в прологах, в минеях, в особенных рукописях. Многие из сих Биографий сочинены в новейшие времена; некоторые, однако ж, например, Св. Разряды , или распределение Воевод и полков: Сии рукописные книги не редки. Письменные Каталоги митрополитов и епископов. Послания cвятителей к князьям, духовенству и мирянам; важнейшее из оных есть Послание к Шемяке; но и в других находится много достопамятного. Древние монеты, медали, надписи, сказки, песни, пословицы: Древнейшая из подлинных писана около года.

Архивские Новогородские грамоты и Душевные записи князей начинаются с XIII века; сей источник уже богат, но еще гораздо богатейший есть. С публикации этого произведения в России началась волна интереса к отечественной истории. Она была для них новым открытием. В труде Карамзина проявился его талант и как писателя: Однако для современного читателя произведение Карамзина интересно еще и История государства Российского комплект из 4 книг.

История государства Российского комплект из 3 книг. История государства Российского комплект из 6 книг. Трудно рассказать об этой книги и не затронуть подробно сюжет, но я постараюсь. О чем эта книга Для регистрации на BookMix. Главная Образование и наука История История государства Российского комплект из 3 книг Купить в магазинах: Подробнее об акции [x].

Я читал эту книгу. Рецензии Отзывы Цитаты Где купить.