Skip to content
Written ByРуфина

Джемс Оливер Кэрвуд. Собрание сочинений (комплект из 10 книг) Джемс Оливер Кэрвуд

У нас вы можете скачать книгу Джемс Оливер Кэрвуд. Собрание сочинений (комплект из 10 книг) Джемс Оливер Кэрвуд в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Сборник произведений 18 книг. Artificial Intelligence for Humans, Volume Unlocking Digital Cryptocurrencies, 2nd Edition. Downfall Osprey Campaign Сборник из 10 произведений. Программирование на Free Pascal и Lazarus. Дискретная математика для программистов. Джеймс Оливер Кервуд Название: Детская литература, Терра и др. Изначально электронное ebook Формат: Имя Джеймса Кервуда стоит в одном ряду с именами Джека Лондона и Сетона-Томпсона, признанных мастеров жанра "книги о животных". Его произведения много раз экранизировались и завоевали любовь зрителей и читателей по всему миру.

Его романы продолжают лучшие традиции европейско-американской приключенческой литературы, в частности произведения Джека Лондона о Севере. Главные герои его романов: На русский язык несколько романов были переведены Михаилом Чеховым, братом писателя Антона Чехова. Сын Казана с илл. В дебрях Севера с илл. Черный охотник Собрание сочинений Том 1. Долина молчаливых призраков Том 3.

У последней границы Том 4. Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Добавить в избранное Форум Правила сайта "Мир Книг". Группа в Вконтакте Подписка на книги Правообладателям. Unlocking Digital Cryptocurrencies, 2nd Edition Библиотека ремонта. Это действительно была орда, та самая орда, которая всегда пробивает пути для цивилизации, идет впереди нее и составляет плоть и кровь будущей нации.

Петер Сент, траппер, расставлял силки и капканы вдоль длинной узкой долины, отходящей от большой низменности. Дверь его бревенчатой хижины открывалась в темную, холодную серую темь Полярного круга; через единственное окно он часто наблюдал за вспышками и игрой северных сияний, и их шипение стало для него привычно.

Откуда он пришел и почему носил странное свое имя, никто никогда не спрашивал, потому что любопытство свойственно только белым людям, а ближайшие белые жили в форте Макферсон на расстоянии приблизительно сотни миль от его лачуги.

Лет семь назад Петер приехал в форт с мехами пушных зверей. Он сказал свое имя, и торговая компания не стала его расспрашивать или удивляться. На Севере встречаются еще более странные имена и люди. Возраст Сента было бы трудно определить, но каждый понял бы, что это не француз и что в жилах его нет ни капли индейской крови. Длинные волосы Сента были белокуры, его серьезное лицо освещали синевато-се…. Суровая зима раскинула свой первый покров над Великой Канадской Пустыней. Красный шар луны всходил, освещая слабым светом безмолвную белую ширь.

Ни один звук не нарушил ее унылого покоя. Дневная жизнь замерла, и не настал еще час, когда пробуждаются голоса блуждающих во тьме жителей ночи. На переднем плане при блеске луны и рассеянном свете миллионов звезд поднимались амфитеатром массивы скал, у подножья которых спало замерзшее озеро.

На склоне горы высился сосновый лес, черный и зловещий. Несколько ниже лиственницы, наполовину согнувшиеся под тяжестью придавившего их снега и льда, стеной окаймляли озеро, окутывая его непроницаемым мраком. Со стороны, противоположной горе, соснам и лиственницам, скалистый амфитеатр переходил в безбрежную белую равнину, совершенно открытую и лишенную деревьев.

Я уже высказывал свое глубокое убеждение в том, что романист — не историк, и его нельзя судить как такового, хотя страницы его книг могут отражать более истинную и подлинную историю народа и времени, чем любое историческое исследование.

В историческом романе верность фактам часто заставляет писателя сгустить краски в некоторых эпизодах между романтической завязкой и ее разрешением, но случается и так, что развитие интриги допускает поэтические вольности, которые романисты унаследовали из времен древности и которые позволяют им гораздо глубже заглянуть в будущее, чем доводы холодного рассудка.

Возможно, мне доставляет гораздо большее удовлетворение, чем моим читателям, сознавать, что Мария-Антуанетта Тонтер и ее воинственный отец жили и любили именно так, как я ра….

Несмотря на мрачный характер его размышлений, лицо его выражало полнейшее удовольствие. Капитан Плюм был в некотором роде философом и благодаря этой счастливой способности умел сохранять равновесие духа при самых двусмысленных обстоятельствах. Он был еще молодым человеком, не старше двадцати восьми — двадцати девяти лет, и его строгое сухощавое лицо, обветренное от постоянного пребывания на море, оживлялось блеском бесконечно-добродушных глаз, которые были готовы в любой момент заискриться смехом.

В настоящее время мысли капитана Плюма были ограничены пределом озера Мичиган. Утром он еще мог различить …. Вилли Мак-Вей, сержант Северо-Западной конной полиции, скорчился за маленьким бугром из снега и льда и рассуждал, долго ли его онемевшие пальцы продержат ружье при пятидесяти градусах ниже нуля.

Едва он вложил последние пять патронов в камеру, над противоположным бугром, на расстоянии трехсот шагов, появился белый дымок, и когда над головой Вея провизжала пуля, полицейский поклонился ей. Его тело до половины уходило в снег; вокруг него валялось десять пустых патронов.

С гримасой на лице, он медленно поднялся и посмотрел через проделанное им в снегу отверстие. Выше его, на горной гряде был Боб Картер, человек, которого он хотел поймать; слева поднимались засыпанные снегом скалы; справа тянулась низина, покрытая мелкими кустами, на расстоянии шести миль чернел лес.

Накануне Мак-Вей понял, что он очень близок к Полярному кругу, термометр показывал пятьдесят градусов ниже нуля; с севера катились черные тучи.

Казан лежал неподвижно, полузакрыв глаза и положив серую морду на передние лапы. Ни один мускул, ни один волосок его не шевельнется, не дрогнут веки. Он словно застыл; казалось, что жизни в нем сейчас не больше, чем в немом северном валуне. А между тем каждый нерв его был напряжен, каждое волоконце его великолепных мышц натянуто, как стальная струна, и сердце мощными толчками гнало его звериную кровь.